Яндекс.Метрика
Главная » ЭКОНОМИКА » Рекордсмен поневоле: почему Россия выплачивает долги быстрее других

Рекордсмен поневоле: почему Россия выплачивает долги быстрее других

Фото: Андрей Любимов / РБК

Объем внешнего долга России сократился на $53 млрд за второй—третий кварталы, вернувшись к уровню середины 2009 года ($467 млрд). Таким образом, Россия обошла ведущие экономики сопоставимых по уровню развития стран региона EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка) по скорости сокращения своего внешнего долга, оценила в обзоре (есть у РБК) экономист банка UBS Анна Задорнова. На 1 октября внешний долг (имеется в виду не только государственный долг, а задолженность всех секторов — органов госуправления, ЦБ, банков и нефинансового сектора) составляет 20,4% российского ВВП. Помимо России UBS рассматривал Румынию, Чехию, Венгрию, Польшу, Турцию и Южную Африку.

Быстрее остальных

За точку отсчета Задорнова взяла не конкретную дату, а пиковый уровень задолженности для каждой из стран и то время, которое понадобилось для ее сокращения. Анализ показал, что России понадобилось чуть более четырех лет, чтобы сократить долг на 36%, с $732,7 млрд на середину 2014 года до $467 млрд на 1 октября этого года. А, например, у Венгрии, которая также активно сокращала свои долги, ушло восемь лет, чтобы снизить их на меньшую, чем у России, величину (на 27%).

Сокращение внешнего долга ускорили начавшиеся в апреле продажи ОФЗ иностранными инвесторами (тогда их доля в бумагах достигла рекордных 34,5%). В августе продажи усилились на фоне новостей о санкционном законопроекте конгресса США и его последующей публикации. В результате по состоянию на 1 октября доля иностранных инвесторов в ОФЗ сократилась до 25,8%. По прогнозу UBS, к концу года показатель снизится до 24%, а к концу 2019 года — до 23%.

В целом достичь исторического минимума по показателю внешнего долга помог не только финансовый сектор. Российские банки снижали объем внешних обязательств с 2014 года, однако последний этап сокращения долга охватил все сектора, отмечается в обзоре UBS. Наблюдавшееся в первой половине года увеличение вливаний в ОФЗ компенсировалось выплатами госкомпаний, погашающих свои зарубежные обязательства.

Внешний долг меняется не только в объеме, но и в структуре — на место долга, номинированного в долларах, приходит долг в рублях и евро. Рост доли рублевого долга в значительной мере обусловлен притоком иностранного капитала в государственные облигации, пишет экономист. Последний этап сокращения долга затронул обязательства как в местной, так и в иностранных валютах на фоне ухода нерезидентов с рынка облигаций. По состоянию на первый квартал 2018 года доля долларов во внешнем долге сократилась примерно до 55 с 60% в июне 2014 года.

Задорнова отмечает улучшение приемлемого уровня задолженности: отношение выплат по долгам к экспорту товаров и услуг упало до 29% во втором квартале с 41% за тот же период годом ранее. Этому способствовало удорожание ​нефти, которое привело к увеличению профицита текущего счета до 5,6% ВВП в третьем квартале. По мнению экономиста, сокращение уровня долга отчасти могло быть связано с перерегистрацией компаний из офшоров в российской юрисдикции.

Вынужденное лидерство

«Лидерство России — вынужденное, оно обусловлено постепенным закрытием для страны рынков капитала с 2014 года — занимать стало либо очень дорого, либо невозможно в принципе», — сказал РБК экономист Danske Bank Владимир Миклашевский. В то же время текущий низкий уровень госдолга «добавляет силы российским финансам, оказывает благоприятное воздействие на суверенный рейтинг страны», указывает он.

«Россия начала агрессивный делеверидж (снижения уровня закредитованности. — РБК) из-за санкций в 2014 году», — согласна главный экономист Альфа-банка Наталья Орлова. Это помогло России в августе 2018 года, когда все развивающиеся рынки оказались под давлением, рассуждает экономист. С одной стороны, стрессы на финансовых рынках заставляют компании и банки ускорять погашение оставшихся долгов, что усиливает давление на рубль, но в целом роль долговых выплат как фактора, определяющего динамику рубля, постепенно снижается, заключила Орлова.

Влияние на рубль

UBS рассматривает сокращение долга как негативный фактор для рубля — хотя график погашений внешних обязательств становится менее плотным, дальнейшее уменьшение долга может увеличить чистый отток капитала частного сектора, что негативно скажется на курсе национальной валюты.

В настоящее время UBS считает рубль недооцененным примерно на 17%, согласно используемой банком модели реального эффективного курса (REER). На недооцененность рубля указывают и другие эксперты: экономисты JPMorgan считают, что она составляет 15,6%, аналитики Deutsche Bank — 15%. UBS ожидает, что рубль продолжит укрепляться к доллару после сентябрьского ралли и к концу года достигнет отметки 63,5 руб. и 60 руб. за доллар — к концу 2019 года.

Автор:
Олег Макаров.

Источник

Оставить комментарий

Adblock detector