Яндекс.Метрика
Главная » ФИНАНСЫ » Бесконечное танго. Аргентине вновь нужны миллиарды для спасения

Бесконечное танго. Аргентине вновь нужны миллиарды для спасения

Фото Getty Images

Аргентина — хрестоматийный пример развивающейся страны. Обеспеченная природными ресурсами, c образованным населением и демократическими институтами, она умудряется периодически доводить экономику до дефолта. Почему ее пример важен для других развивающихся рынков, включая Россию?

Аргентинская валюта с начала года обесценилась более чем на 50%. Местный ЦБ потратил на поддержку курса свыше $10 млрд, почти 15% своих золотовалютных резервов, и поднял процентную ставку до рекордного уровня — 60%. Впервые за много лет крупной развивающейся стране потребовалась помощь МВФ. Летом поклонник футбола президент Аргентины Маурисио Макри даже отменил поездку на чемпионат мира и остался дома, чтобы вести переговоры с МВФ о выделении кредита на сумму $50 млрд.

Аргентина — хрестоматийный пример развивающейся страны. Обеспеченная природными ресурсами, c образованным населением и демократическими институтами, она умудряется периодически доводить экономику до дефолта. За 200-летнюю историю это происходило восемь раз, а нынешние проблемы можно считать отголоском незавершенного выхода из кризиса 2001 года, когда после объявления дефолта на $100 млрд кредиторы 15 лет преследовали Аргентину в международных судах. Лишь в 2016-м Аргентина окончательно договорилась с инвесторами и вернулась на международный долговой рынок.

События в Аргентине дают пищу для размышлений. Наличие демократических институтов принято считать залогом успешного долгосрочного развития, но в латиноамериканских условиях это правило дает сбой. Аргентина — образцовая демократия. В стране народным голосованием избираются президент, губернаторы и депутаты парламента. Глава государства не может занимать пост более двух 4-летних сроков, и каждые два года проходят важные волеизъявления, из-за чего политики вынуждены откладывать болезненные реформы.

Маурисио Макри выиграл в 2015 году выборы в острой конкуренции с двумя соперниками и стал пятым президентом с начала века. В нижней палате парламента его партия Republican Proposal (PRO) сформировала правящую коалицию с двумя партиями, в совокупности заняв 109 из 257 мест, но не сумела сформировать большинство, что заставило искать компромиссы при проведении значимых законопроектов.

Президенту Макри удалось провести реформы, не требующие жертв: он отменил валютные ограничения, завершил многолетнюю судебную войну с международными кредиторами, удовлетворив их требования. Но повысить эффективность госрасходов не удалось: бюджетный дефицит и дефицит по счету текущих операций за последние годы выросли вдвое. Если раньше источником финансирования расходов были эмиссия и внутренние заимствования, то при Макри страна стала рекордными темпами занимать на рынке еврооблигаций. При прошлом президенте Кристине Киршнер госдолг по отношению к ВВП составлял комфортные 35–40%, а в этом году превысит 60%, причем большая его часть номинирована в иностранной валюте. Заимствования не простимулировали экономику: динамика ВВП напоминает пилу, каждый второй год с 2011-го в стране рецессия.

В 2016 году я проводил в Аргентине серию встреч с местными компаниями, надеясь получить подтверждение, что после успешного восстановления бразильского рынка еврооблигаций Аргентина станет следующей инвестиционной идеей. Однако в неформальном общении топ-менеджеры выложили ворох проблем.

В местной нефтяной монополии YPF рассказали, что основная беда — это профсоюзы. Несмотря на постоянную девальвацию песо, стоимость рабочей силы только росла из-за ежегодной индексации зарплат. С приходом Макри менеджмент нефтяного гиганта обрел надежду на то, что индексация будет происходить по итогам переговорного процесса, а не устанавливаться ультимативным требованием. Компания, которую предыдущее правительство Кристины Киршнер национализировало в 2012 году, отобрав у испанской Repsol под предлогом недостаточных инвестиций, продолжила сокращать добычу, параллельно наращивая долг с $2,8 млрд до $10 млрд.

В электроэнергетической компании посетовали на то, что процесс либерализации тарифов увяз в судебных блокировках, которые в каждой провинции нужно было разрешать по отдельности, в то время как счета поставщиков выросли без лишних разговоров.

Позитивное настроение оказалось лишь у провайдера кабельного телевидения. Аргентинцев сложно отучить от почти бесплатного электричества и коммунальных услуг, но платное кабельное телевидение здесь — предмет первой необходимости, за который, невзирая на все экономические неурядицы, исправно платят 80% домохозяйств в стране.

Тем не менее аргентинские облигации стали одной из самых популярных инвестиционных идей. За следующие два года аргентинские эмитенты заняли на международном рынке более $40 млрд, в индексе JP Morgan emerging markets, на который ориентируются многие долговые инвесторы, Аргентина поднялась на четвертую строчку, заняв больший вес, чем Бразилия и Россия. Возможно, инвесторы были бы готовы и дальше одалживать средства. В январе аргентинское правительство выпустило рекордную серию еврооблигаций на $9 млрд, но ужесточение монетарной политики ФРС США, похоже, повлияло в конце концов на то, что капиталы начали возвращаться домой.

Аргентина вместе с Турцией оказалась в плачевной ситуации из-за самого большого дефицита счета текущих операций. У Аргентины он превысил 5%, что означает потребность в ежегодном привлечении инвестиций на сумму около $30 млрд в условиях, когда требуется, наоборот, продемонстрировать способность вернуть ранее привлеченные средства. Выделение МВФ кредита на $50 млрд вряд ли решит проблему. А если оппозиция решит заблокировать законопроекты, сокращающие госрасходы, то и эти деньги аргентинцы не увидят. Скорее всего, этой осенью нас ждет новый виток долгового кризиса развивающихся стран, и инвесторам лучше оставаться в защитных активах.

Источник

Оставить комментарий